?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автобан
Ни я, ни он не любим осень.
Ни ты, ни я не верим в сны.
И оба без причины бросим,
Того, кому сейчас нужны.

Мягкая, влажная, нежная, солнечная, сочно-зелёная. С белыми лепестками и горькой зеленью. Очередная весна. Я резко подошла к распахнутому в вечер окну. Постояла. Каштаны дразнили запахом, а вишня цветом. И я, сильная, молодая, умная и непредсказуемая, медленно скатилась на пол и начала скулить. Только, когда стемнело, ко мне в дверь стукнули и весело заорали: «Уроды, собаку уймите. Живодёры…»
* * *
Три года назад мы неслись по уютной домашней Германии, поездку в которую лелеяли давно и прочно. Настолько, что все немецкие словечки приводили нас в детский восторг, как впрочем, и производные от слова «путешествие». Поехали,…вкладывая своё морально-материальное существо и существование. Германия нам обворожительно улыбалась нарядными витринами, кукольными домами, и немцы, предельно вежливые, плавали в этом упорядоченном человекообороте, как хорошо обточенные льдинки. Инстинкт ненасытности гнал нас по улицам. Зато впечатления не умещались, ни в какие технические и умственные средства.
* * *
Утро. Несёмся на обкатанной машине по автобану. Муж напряжённо:
-Аля, какое здесь ограничение скорости?
-Не знаю. Беззаботно махнула банкой сока. Машина вильнула, хитро и плавно. У мужа побелели костяшки пальцев, и порозовела белая рубашка. Я хохотула и выкинула банку за пределы авто. Сзади мгновенно засигналила вся Германия – интеллигентная, порядочная, негативно отзываясь о нас, о соке, и о хамской ситуации.
-Аля…
-Что?
-Я спросил…
-Что именно?
-Ограничение?
-Никакого! Ни-ка-ко-го! Ясно? - Скорость оставалась прежней. Я вздохнула и напряжённо прохрипела:
-Ты трус или не показалось? – Этот вопрос я периодически задаю в воспитательных целях с момента нашего знакомства. Алик нахмурился и съежился.
-Нет, просто ты сумасшедшая.
-С чего сошедшая?
-С ума.
-Хочешь сказать, что я дура?
- Такая же, как я трус.
Я отвернулась. Скорость нарастала. Поглядывая в зеркало и на спидометр.
-Хочешь запомнить себя такой?
Алика подвёл юмор, а меня выдержка. Зеркало звонко упало и разбилось.
-Алик, я красивая?
-Угу. Местами.
-Нет, правда?
-Когда молчишь – да.
-Спасибо. Буду молчать.
-Тебе только это и нужно, чтобы хорошо выглядеть. Другим – убрать с тела пятнадцать килограмм и приложить пять на лицо.
Скорость увеличивалась. Сейчас у меня начнёт выплёскиваться адреналин.
-Са-аш, остановись. – Жутко дрожали руки.
-В другой раз остановлюсь.
-Ты тщеславный…- я пыталась ухмыльнуться.
-Это ты тщеславная. А я дурак. Интеллигентный.
-Почему?
-Не почему, а зачем?
-Зачем?
-За тобой. Не видно ничего за тобой.
-А что видно? Ты меня любишь?
-Сейчас нет, а вообще – да!
-Это когда?
-Когда ты своя…
Долго молчали. Меня полоснуло чем-то острым по щекам. Я думала, он дал мне пощёчину. Две. Нет, много. В детстве так царапался мой котёнок. Папа волновался, что останутся следы, а я, что выгонят кота.
* * *
-У вас сотрясение.
-Нет уж…сотрясение у вас. У меня взрыв. – Послышался немецкий крик и русский мат.
-Где Алик?
-Вам нужно в Москву?
-Не помешает. Но вообще к мужу. Что вы сделали?
-Это вы сделали, а мы исправляем.
-Ну и что Мы сделали? – В перепуганный голос мне удалось подлить сарказма.
-Разбились – Буднично ответила медсестра. Такое впечатление, сто в Германии это норма. - Ваш муж в Москве.
-Почему?
Медсестра промолчала.
* * *
Спустя несколько дней я была в самолёте, потом в больнице. Врач вышел бочком. Осторожничал. Боялся, наверное, что я буду паниковать, плакать критиковать его, медицину, жизнь, трясти фамилиями и деньгами.
-Что? – просто и чётко.
-Ожоги, потеря зрения, не ходит.
-А что он тогда делает?
-Догадайтесь.
* * *
-Саша, это я.
-Я узнал. Мы разбились. Я теперь здесь, а ты там.
-Нет, я тоже здесь.
-…….
-Саша, тебе больно?- я тихонечко вглядывалась в бинты и шрамы.
-Больно…Мне противно. Немножко.
Я украдкой оглянулась. В дверях стоял врач. Нагло.
-Время, женщина.
-Я не женщина! Я – жена!
-Может быть и жена, но не моя. А здесь реанимация.
-Не ваша, а его.
-Больному нужно отдохнуть.
Зачем он бубнит… - Я его работать не заставляю.
Саша шумно выдохнул: Уйди!
Сидела в коридоре на коричневой кожаной кушетке, до головокружения впиваясь в неё обкусанными ногтями. Исходя из ситуации, заплакала. А не хотелось. Но нужно было восстановить равновесие. Ему больно – я плачу. Напротив висела картина. На рамке маленькое пятнышко. Раздражает. Подошла. Начала оттирать. Картина упала, мне дали успокоительного, и я заснула на привычной кушетке, неумело подперев голову.

* * *
Проснулась – темно. Напротив, облокотившись, на стену стоял врач.
-Завтра операция – Посочувствовал, значит…
-Вам не холодно?
-Внутри – да – Он съежился.
-И мне…
-Переживаешь?
-Мы на ты?
-Почти. Пойдём ко мне в кабинет. Погреешься.
-Сама справлюсь.
-Глупая.
Я скорчила детскую улыбку. Такого он не вытерпел и сбежал. Кстати, тоже Александр. Я снова прижалась щекой к кожаной кушетке. На гладкой стене отражался мой нежный профиль. Даже ресницы видны и угол подбородка.
Вот что! Я вскочила. Прошла по коридору. Промчалась. Только сейчас поняла – у меня сын. Родился. Взрослый, правда, мальчик. 30 лет. Алик зовут. Алик-муж, Алик-брат, Алик-друг, когда совсем плохо – отец. И теперь сын. Каши, посиделки, капризы, истерики, чтение новых газет и книг, лекарства с утра и перевязки вечером, табу на счастье. Малыш. Беспомощный, угрюмый, злой. И так безнадёжно в меня влюблённый в нас.
* * *
Час назад началась операция. Восстановление будет постепенно. Мне так противна эта больница. Эта конкретно, а остальные тем более. Стараюсь думать о своём. О детстве. Как упала с велосипеда. На коленке шрам. Я волновалась, что это будет уродовать и меня никто не полюбит. Прошло. Как мы всей семьёй лепили на жаркой кухоньке пельмени. Делила апельсины куклам и воровала мамино печенье. Как соседский мальчик кидал мне в окна камни. Через год - ромашки. А на выпускном вечере целовал волосы и глаза.
Картину с пятном убрали. Сначала мои нервы были железом. Сейчас – желе.
Из двери операционной возникли измученные Саши. Муж и врач. Один с трудом, вприсядку шёл, а второй ехал на больничной каталке, как султан. Вокруг суетился гарем медсестёр. И я. Самая любимая жена, дополняющая эту процессию криками типа: «Саша», «Саша, как ты?», «Ты меня слышишь?». Тут даже врач пришёл в себя.
-Женщина, у вас извилины, простите, где?
-Там же, где и у вас. В голове.
-Не заметно. Вы не понимаете? ...Наркоз.
-Я мёртвого подниму.
-Поднимете, конечно. А вот разбудите вряд ли. – Я не огрызалась. Устала.
* * *
Мы дома. Тяжело. Надоело. И мама, и няня, и врач. Так уже два месяца.
Властный крик – Аля, лекарство!
Ещё десять минут. Шесть утра. Хочу спать.
-Ты издеваешься!
Шесть тридцать. Несу таблетки. - Встанешь? – Молчание.
Каждый день одно и тоже. Муж-сын мои надежды оправдал. Это не просто капризы. Это целый театр. Я. Я. Я., то есть он, он, он. Сегодня первый раз накрасила глаза и встала на шпильки. Догадался. Почувствовал.
-Ты куда?
-В больницу. За справкой. Потерпишь?
-Как получится.
-Дерзишь?
-Нет. Скучаю.
Пришла около двенадцати с поломанным каблуком, счастливым голосом и улыбкой в глазах, неся впереди, как оправдание справку на жёлтом, советском бланке.
В комнате зависла угроза.
-Предала?
- Просто устала.
-Тогда оставь меня.
-Ага. Спокойной ночи.
Ровно в десять вскочила с кровати. И уколы и капельницы проспала. Вышла к Алику. Поцеловала. Губы в складку. Глаза не на меня.
-Эгоист.
-Эгоистка.
Два часа я одевалась. Тщательно. Под музыку. И ушла. Пришла вечером. Дала лекарство. Повязку нужно сменить, зайти в аптеку, убрать, накормить, опять убрать, приготовить, сделать укол. Рыдала в кухне. Громко глотала воздух. Оказывается, я его не люблю. На ночь ушла опять.
* * *
Прошло полгода. На столе цветы от Сашеньки. Рядом шприцы и ампулы. Для Алика. Телефон.
-Возьми, я занята.
-Странно. Молчат.
-Значит меня. Встанешь?
-Не могу.
-Как хочешь.
-Я сказал, не могу.
Снова телефон. Положила трубку.
-Это он?
-Да.
-Хам.
-Замолчи, он тебя спас.
-Лучше б не спасал. Не с кем бы было тебя делить. Забрал бы себе целиком. А так, на полставки здесь, на половину там. Он как муж, а я кто?
-Алик, а действительно, кто ты?
* * *
Он сдался. Я тоже не выдержала. Сбрасываю в сумки вещи.
-Не бросай меня, как щенка…
-Саш, как взрослую, но глупую собаку. Рано мне быть матерью. Я – женщина. И хочу ею быть. А ты из меня сделал бесполую сиделку.
-Алина, оставь мне телефон возле кровати. До свидания…
-До какого?
-Не знаю. До случайного.
* * *
С Сашей мы прожили год. Что-то поломалось, износилось, пошатнулось. Поплелась домой к бывшему мужу. И отчасти к себе. Квартирные разделы не моя стихия. Пусть живёт.
Дверь открыла женщина. Лет 25. Дружелюбно и заинтересовано осмотрела. Точно, он показал ей фотографии. Стоп. Кому ей? Ах, новый этап жизни…
-Я…
-Я знаю, кто вы.
Пауза. Тишина. Она выпалила:
-Алин, проходи, я кофе сделаю, поболтаем.
Симпатичная девчушка, на фею похожа. Зашёл Алик. Кивнул. Заговорил со мной равнодушно и отстранённо. Как с бывшей соседкой. С ней – как верующий с идолом. Сижу. Смотрю, как она порхает по кухне. Странная. Но сильная. Зовут Женя. Есть в ей что-то, как третья рука или нога, что-то «сверх» и «над». В её присутствии впервые ощущаю себя неполноценной, недостаточной. Смущаюсь. Уронила чашку. На счастье. На их счастье. Веду себя неуклюже и бестолково. Женя мешает мне дышать. Она – прелесть. Сияет. Фарфор и фосфор.
Вышли с Аликом на балкон, наш, любимый, родной.
-Счастлив?
-Полностью. Мы на выходных переедем в центр. Купили квартиру. У меня там работа.
-Ясно. – Я разочарованно улыбалась.
-А ты оставайся здесь. Живи. Собаку я заберу.
- Лучше забери меня.
-Нет, Алина, лучше собаку.
* * *
Ещё раз вышла на балкон. Вечернее, тёмно-синее небо запуталось высоко в ветвях. Я ловила его глазами и чувствовала, что душа отделяется и медленно падает вниз, по пути разбиваясь на куски. Без всяких ограничений. Я стояла так всю ночь, пока не проснулось утро, и можно было снова скулить, не боясь кого-либо разбудить………….
promo lika_kravs january 13, 13:33 24
Buy for 10 tokens
Сегодня суббота, это самое прекрасная часть выходных. Это время кофе, фильмов и о​*********х историй (так выражается Аня и оно здесь уместно). Ну что же ,,их есть у меня,,.... в плед можете не заворачиваться , вдруг на середине рассказа захочется вскочить и с криком ,,вот суки,, выйти)) Телки ,…

Profile

lika_kravs
lika_kravs

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner